Пенсия по выслуге лет для учителя

№ 283480. 22 января 2011 в 4:31 Не определен

Работаю учителем в сельской месности. Собираю документы на льготную пенсию по выслуге лет.В пенсионном фонде затребовали предоставить справку о прохождении курсов за все время работы. Исключаются ли периоды прохождения курсов из льготного стажа.

Тема: Пенсии, соцобеспечение, льготы, выслуга лет


Ответы юристов
Малых Андрей Аркадьевич, Долгопрудный

юрист

№186800. 22 января 2011 в 12:09

Здравствуйте, Коба М.Н..

Обычно нет, но не все.

“Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 11-В09-7

“Время обучения с отрывом от производства на курсах повышения квалификации подлежит включению при исчислении периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости”

(извлечение)

Ш. обратилась в суд с иском к ГУ – Управлению Пенсионного фонда РФ в Высокогорском районе Республики Татарстан о признании права на досрочную трудовую пенсию по старости, обязании назначить досрочную трудовую пенсию по старости в связи с медицинской деятельностью, ссылаясь на то, что ответчик своим решением от 28 февраля 2008 г. отказал ей в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, за которой она обратилась как медицинский работник в соответствии с действующим на время обращения подп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”. Отказ был мотивирован отсутствием у нее требуемого стажа – 30 лет на соответствующих видах работ. При этом в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не были включены следующие периоды: с 13 марта 1995 г. по 3 мая 1995 г., с 4 февраля 1998 г. по 12 марта 1998 г., с 27 октября 2003 г. по 28 ноября 2003 г. – периоды прохождения курсов повышения квалификации; со 2 октября 2000 г. по 14 октября 2000 г., с 8 января 2001 г. по 3 февраля 2001 г., с 4 июня 2001 г. по 23 июня 2001 г., с 15 января 2002 г. по 2 февраля 2002 г., с 3 июня 2002 г. по 22 июня 2002 г., с 27 января 2003 г. по 15 февраля 2003 г., со 2 июня 2003  г. по 28 июня 2003 г., с 1 декабря 2003 г. по 27 декабря 2003 г., с 15 марта 2004 г. по 3 апреля 2004 г., с 1 ноября 2004 г. по 30 ноября 2004 г. – периоды нахождения в дополнительных отпусках с сохранением среднего заработка для прохождения промежуточной аттестации в образовательном учреждении высшего профессионального образования. С отказом в назначении досрочной трудовой пенсии по старости не согласна, считает его незаконным.

Решением Высокогорского районного суда Республики Татарстан от 16 июня 2008 г. в удовлетворении исковых требований Ш. было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 28 июля 2008 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Ш. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 2 июля 2009 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела следует, что судом при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с действующим на время рассмотрения дела в суде подп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Федерального закона лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа, и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

При исчислении стажа работы, дающего право на пенсию ранее достижения возраста, установленного ст. 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения подлежит применению законодательство, действовавшее на время выполнения указанной работы.

Судом было признано правильным исключение из трудового стажа истицы, дающего право на досрочную пенсию, периодов нахождения Ш. на курсах повышения квалификации и промежуточной аттестации с 13 марта 1995 г. по 3 мая 1995 г., с 4 февраля 1998 г. по 12 марта 1998 г., с 27 октября 2003 г. по 28 ноября 2003 г., так как в данные периоды она не осуществляла медицинскую и иную деятельность по охране здоровья населения.

Этот вывод суда является необоснованным, прохождение соответствующих курсов повышения квалификации на основании приказа руководителя является обязательной частью ее трудовой деятельности. В соответствии со ст. 187 ТК РФ при направлении работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. За время нахождения заявителя на курсах повышения квалификации работодателем производились соответствующие отчисления (страховые выплаты) в пенсионный фонд.

Судом также было признано обоснованным невключение в трудовой стаж, дающий право для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, периодов нахождения Ш. в дополнительных отпусках с сохранением заработной платы для прохождения промежуточной аттестации в высшем учебном заведении, имеющем государственную аккредитацию: со 2 октября 2000 г. по 14 октября 2000 г., с 8 января 2001 г. по 3 февраля 2001  г., с 4 июня 2001 г. по 23 июня 2001 г., с 15 января 2002 г. по 2 февраля 2002 г., с 3 июня 2002 г. по 22 июня 2002 г., с 27 января 2003 г. по 15 февраля 2003 г., со 2 июня 2003 г. по 28 июня 2003 г., с 1 декабря 2003 г. по 27 декабря 2003 г., с 15 марта 2004 г. по 3 апреля 2004 г., с 1 ноября 2004  г. по 30 ноября 2004 г. на основании того, что она в эти периоды не осуществляла лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, учебное заведение имеет иной профиль, нежели осуществляемая деятельность.

Между тем в соответствии со ст. 173 ТК РФ работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно в имеющие государственную аккредитацию образовательные учреждения высшего профессионального образования независимо от их организационно-правовых форм по заочной форме обучения, успешно обучающимся в этих учреждениях, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка. Причем данные дополнительные отпуска предоставляются работодателем ежегодно, пока работник обучается в высшем учебном заведении, и законодатель не связывает предоставление этих дополнительных отпусков с соответствием профиля образовательного учреждения выполняемой работе.

В соответствии с п. 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст.ст. 27 и 28 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, утвержденных постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. N 516, в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, кроме периодов работы включаются также периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков.

В период с сентября 2000 г. по декабрь 2004 г. Ш. обучалась в имеющем государственную аккредитацию Казанском государственном педагогическом университете на факультете психологии. В период обучения работодателем ежегодно предоставлялись дополнительные отпуска с сохранением средней заработной платы для прохождения промежуточной аттестации и уплачивались страховые взносы в пенсионный фонд.

Суд решил, что периоды нахождения истицы в отпуске по беременности и родам, в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет должны включаться в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в календарном порядке на основании того, что периоды нахождения в этих отпусках по своей правовой природе не могут рассматриваться как соответствующая профессиональная деятельность.

Этот вывод также является неправильным. Ш. находилась в отпуске по беременности и родам с 22 ноября 1989 г. по 13 апреля 1990 г., до вступления в силу Закона РФ от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР”, с принятием которого период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях, ст. 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение указанного периода в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

Кроме того, следует принять во внимание и то обстоятельство, что в период нахождения заявителя в отпуске по уходу за ребенком действовало постановление Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 г. N 677 “Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей”, п. 2 которого предусматривал, что с 1 декабря 1989 г. повсеместно продолжительность дополнительного отпуска по уходу за ребенком без сохранения заработной платы увеличивалась до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный трудовой стаж, а также в стаж работы по специальности без каких-либо ограничений и оговорок.

Таким образом, периоды нахождения Ш. в отпусках по уходу за ребенком, предоставленных женщинам до 6 октября 1992 г., должны исчисляться в том же порядке, что и время работы, и засчитываться в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, в льготном исчислении.

Судом исчисление периода работы Ш. в должности акушерки послеродового отделения родильного дома N 4 г. Казани с 1 апреля 1984 г. по 11 апреля 1987 г. произведено в календарном порядке, исходя из того, что для льготного исчисления стажа отделение должно было называться акушерским физиологическим отделением, однако в списках соответствующих учреждений и должностей нет наименований структурных подразделений роддома.

По состоянию на 1 января 2001 г. пенсионное обеспечение медицинских работников регулировалось, в частности, постановлением Правительства РФ от 22 сентября 1999 г. N 1066 “Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой”. Пункт 1 Списка указывает на наличие должности “акушер, акушерка” и вид учреждения “роддом” без указания на структурные подразделения.

Таким образом, при зачете вышеуказанных периодов деятельности истицы в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости в связи с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, на дату ее обращения к ответчику (19 декабря 2007 г.) она имела необходимый для назначения льготной пенсии 30-летний стаж.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Высокогорского районного суда от 16 июня 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 28 июля 2008 г. отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции”.

А.Малых


Оцените статью
Юридические вопросы и ответы
Adblock
detector